http://trinity-world.ru/files/000e/2b/f2/51046.css
http://trinity-world.ru/files/000e/2b/f2/92540.css

Trinity world: The Winds of Freedom

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Trinity world: The Winds of Freedom » Архив старых анкет » Джейме Лебо


Джейме Лебо

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

> Имя.
Полное имя: Джейме Лебо

> Раса.
Сородич

> Пол.
М

> Возраст.
587 лет.

> Внешность.

***

> Рост: 180
> Вес: 70
> Цвет волос: седеющий брюнет.
> Цвет глаз: Голубой
> Строение тела:
> Аксессуары: медальон.


   Высокий, слегка худощавый мужчина в преклонном возрасте. Отличается безукоризненной осанкой и манерной, харизматичной жестикуляцией. Двигается медленно, плавно и расчетливо, будто актер в поставленной пьесе. Внешне вызывает впечатление теплой и мягкой личности с толикой флегматичности к происходящему. Поредевшие и тронутые сединой волосы всегда зачесаны назад и переходят в тщательно стриженые бакенбарды. Конечно весьма старомодно, но не сказать, что Джейме это не к лицу. Тонкое лицо, испещренное мимическими морщинами, всегда спокойно и лишь губы нередко искривляются в тонкой полуулыбке. Тонкий нос имеет небольшую горбинку на переносице, что придает его лицу слегка хищные очертания вкупе с ярко выраженными, острыми скулами. Глаза темно-голубого оттенка, даже близки к синему. Можно заметить незначительную красноту белков, которую Джейме никак и никому не объясняет. Под глазами залегли тяжелые мешки, которые тем не менее не подрывают его общей живости. Вкупе с бледной кожей и темными, как при асфиксии, губами со стороны может показаться, что Лебо тяжело болен, хотя по, пусть и наигранной жизнерадостности, этого и не скажешь. Каких либо отметин на теле не имеет. Только иногда можно заметить свежий шрам где-либо, но через некоторое время и он пропадает, не оставляя ни малейшей отметины.
   В одежде и аксессуарах избирателен и консервативен, что присуще всем Тремер, которые соблюдают строгую дисциплину. Гардероб всегда подбирается в темных тонах и всегда строгого покроя, исключая всякую халатность во внешнем виде. Джейме всегда выглядит так, будто собирается на важную деловую встречу. Всегда аккуратен, ухожен, окутан ароматом годного парфюма. Многовековая привычка всегда требует от него презентабельности и даже в мире, где старые законы и традиции не существуют, он старается соответствовать своему былому образу. В теплые дни на нем можно лицезреть строгий смокинг черного или темно-бардового цвета, начищенные до блеска туфли. В более холодную пору поверх строгого костюма может быть надето теплое пальто, либо же плащ. Из украшений у него можно увидеть в основном только оккультные талисманы, которые зачастую и украшениями назвать трудно, так как они могут представлять из себя терновый венок или сухой сучок, подвешенный на кожаном шнурке на шее. Единственный незаменимый аксессуар - это Кровавый Медальон, представляющий из себя серебрянную монетку с оккультными символами и пиктограммами, выгравированными на металле. Этот талисман - неотъемлемая часть и гордость каждого Тауматурга и на один никогда не расстается с ним.

имг

Sup

> Характер.

***

Как и все представители своего клана, Джейме довольно скрытен. За маской сердобольного человека трудно разглядеть его истинные намерения да и ждать, когда он сболтнет лишнего - бессмысленно. Он всегда четко взвешивает каждую информацию, которую дает собеседнику. Если разговор касается того, о чем собеседнику знать не следует, он всегда ловко уведет разговор в другое русло или же просто его прекратит на недосказанности. Редко прибегает ко лжи, старается сторониться ее, но бывают ситуации, когда ее не избежать и тогда Джейме прибегает к своему многолетнему политическому опыту, плетя интриги и обман, что паук свои сети. Он всегда осторожно и с тщательностью выбирает себе союзников и друзей. Больше всего в характере ценит любознательность, ум и проницательность и тщательно отсеивает и спроваживает от себя тех, кто этому не соответствует, за редкими исключениями. К тайным знаниям, которыми обладает, относится с особым трепетом и всегда старается устранить утечку быстро и на корню любыми доступными методами, иногда опускаясь до поступков, которые даже у сородичей вызывают отвращение. Решителен и целеустремлен. Если что-то надо сделать в кротчайший срок - сделает это еще быстрее, но при этом всегда думает наперед и старается не принимать неверных решений, о которых потом может и будет сожалеть. Бурно воспринимает факт своих ошибок и старается всегда учиться на них и не наступать дважды на те же грабли.
   В повседневном общении немного заторможен, так как даже при безобидной беседе всегда задумывается о том, что правильней будет сказать, с какой интонацией, жестикуляцией, манерой. Оставляет за собой много недомолвок, что собеседников может заведомо вогнать в ступор или сделать неправильные выводы, но все это всегда позволяет ему судить об оппоненте и оценивать его потенциал.
   К населению Тринити относится предвзято и с толикой брезгливости. Животные для сородичей всегда были не более, чем самым гадким и отвратительным способом утолить голод. Теперь же, в окружении существ, у которых больше общего с животными, чем с людьми, чувствует себя не в своей тарелке. Одна мысль о том, что бы вонзить клыки в мохнатую шею какого-нибудь пса - вызывает у него неприкрытое отвращение. Потому он с особым рвением ищет среди антропоморфов людей или существ близких к людям, питаясь в основном ими.

> Биография.

***

Основано на редакциях "старого Мира Тьмы"
Предисловие.
   Прежде чем рассказывать о самом Джейме, стоило бы пролить свет и на мир, из которого он прибыл. Можно было бы просто сказать, что планеты Земля, но это всего лишь место, в котором развернулся мир тьмы, берущий свое начало из библейских времен сотворения мира. По верованиям сородичей, как вампиры называют самих себя, первым вампиром стал библейский Каин, который, в наказание за свое прегрешение, был проклят на поедание соков своих детей в непроглядной тьме. В современности мало кто из сородичей, за исключением сектантов Шабаша, верят в это, но тем не менее историю эту знают все. Именно от Кайна, передавшего свое проклятие детям появились первые первородные-основатели современных кланов, каждый из которых имел свои различия, свои особенности и убеждения. на протяжении все истории вампиры существовали бок о бок со смертными, питаясь ими и пронося Проклятие Кайна сквозь века. На протяжении всей истории между вампирами разных кланов была вражда друг с другом. Одни убивали других за территории, другие из принципа, третьи что бы оправдать свою звериную сущность. Так продолжалось до позднего средневековья, когда активность вампиров перестала оставаться незаметной смертным, а церковь имела огромное влияние. Тогда уже святая инквизиция взялась за сородичей, выслеживая и уничтожая порождений тьмы по всей Европе. Это стало первой предпосылкой к созданию Камарильи - секты, включающую в себя множество кланов и призванная оберегать вампиров от опасности уничтожения. Основополагающим правилом Камарильи стал Маскарад - закон, который запретил под угрозой уничтожения вампиром проявлять свою сверхъестественную сущность перед смертными и призывал скрываться от них, оставляя свое существование в тайне. Тогда было время становления первых традиций и необходимость Камарильи мало кто оспаривал, кроме фанатиков Шабаша. Секты, которая отвергала власть, необходимость скрываться и считала, что вампиры должны быть выше людей и держать смертных как стадо, для утоления голода. Стоило бы рассмотреть эти секты подробнее, так как каждая из них внесла огромный вклад в историю героя и причины его ухода из мира.
   Камарилья, как говорилось выше, была основана во времена позднего средневековья как ответ сородичей на действия церкви, организовавшей масштабные чистки и глобальную охоту на ведьм. Численность инквизиции стремительно росла, в то время как количество вампиров так же стремительно уменьшалось. Что бы предотвратить вымирание несколько особо многочисленных кланов создали Камарилью и идею Маскарада, что бы скрыть свое существование от смертных, обеспечив тем самым шаткую безопасность. Нарушение Маскарада было одним из самых тяжких преступлений в кругу этой секты и каралось Окончательной Смертью. Так же были основаны и другие традиции, цель которых была урегулировать внутренние проблемы сородичей и остановить войну, которая издавна велась между отдельными кланами. Все это обеспечило выживание сородичей на протяжении всей эпохи святой инквизиции. Камарилья существует и по сей день в практически не измененном виде, хотя позиции ее резко упали вместе с упадком угрозы смертных. Сейчас, помимо соблюдения традиций, Камарилья более походит на политическую организацию и многие независимые сородичи уверены, что она уже изжила свое и попросту не нужна.
   Шабаш - это почти карикатурное изображение вампиров, как жестоких, кровожадных монстров. Очень многие вампиры ненавидят эту секту не без причин. Ее члены открыто исповедуют сатанизм, касаясь самых низменных и непростительных табу в мире тьмы, таких, как Диаблерия (испивание крови другого вампира с целью получения его силы). Только этого достаточно, что бы ненавидеть Шабаш. Но в то же время эта секта глубоко религиозна. Они не просто верят в библейское происхождение вампиров от Каина, но твердо уверены, что все это истинная правда. Даже если Шабаш и действует в интересах вампиров, то действует он грубо и дико, проносясь вихрем по полю из крови и трупов.
   Кланы. Кланы - это семьи вампиров, объединенные родством, схожими характеристиками и способностями, называемыми дисциплины. Всего существует около 13и кланов, только семь из которых входят в состав Камарильи. На одном из них необходимо заострить внимание. Клан Тремер, выходцев из которого правомерно называют Узурпаторами, появился относительно недавно и весьма не многочислен. Проклятие Кайна они не получили через обращение, но вырвали силой из жил спящего первородного вампира, с помощью колдовства обратив самих себя и получив бессмертие. Тремер из покон веков старались создавать скрытые от глаз часовни в каждом крупном городе планеты, внутри которой, под наставлением Регента, обучались ученики, тщательно выбираемые из рядов смертных. Само устройство клана выглядит как дисциплинированная пирамида, где над каждым сородичем главенствует кто либо более влиятельный и древний. Никто не знает, кто стоит во главе пирамиды, но среди сородичей ходят слухи, что на самом верху пирамиды правят инфернальные создания преисподней. Среди сородичей трудно найти тех, кто лестно бы отзывался от представителях этой линии крови. Тремер всегда окружает атмосфера всеобщего недоверия и страха перед ними, разбавляемого слухами о изуверских ритуалах, применении Диаблерии и прочих грехах. Но все это не выходит за рамки слухов. Тремер редко откровенничают с кем либо. Основная задача каждого члена клана - ревностно хранить многовековые тайны, что делает их одним из самых загадочных кланов в Мире Тьмы.

Конец войны.
  Джейме, как и большинство мужчин франции в то время, так или иначе принимали непосредственное участие в так называемой столетней войне между Англией и Францией. Родом он был из довольно зажиточной семьи, мужчины которой всегда были связаны с военным делом, что не обошло стороной и его. На поле брани он ни раз доказывал свое умение и острый ум и к окончанию конфликта занимал высокий пост, зарекомендовав себя хорошим военным тактиком, усилиями которого было выиграно немало битв. Но война неизбежно сошла на "нет", продлившись долгих 116 лет. К тому времени Джейме уже был преклонного, для тех времен, возраста и с окончанием войны окончилась и его карьера военного. Уйдя на покой в разоренной войной Франции, он собирался спокойно дожить свой век в родовом поместье.
   Но не только в мире смертных в те года шла война. Недавно сформировавшийся клан сородичей Тремер испытывал жесточайшие гонения со стороны своих собратьев, оскорбленными узурпированием крови Кайна. Самый большой натиск проявлялся со стороны Шабаша, особенно кланом Цимисхи, которые похоронили в своих мертвых сердцах глубокую ненависть ко всем Тремер за то, что они использовали кровь их патриарха для своего вероломного ритуала. В то время клан колдунов состоял в основном из ученых и мыслителей, которые не хотели и попросту не умели воевать, да и количеством они не блистали, от чего панически старались расширить свои ряды. Первыми претендентами то время склоняло считать именно опытных военных, которые могли бы помочь в защите клана. Именно эта ситуация определило Становление Джейме сородичем.
   Его согласия не спрашивали. Как обычно бывает, он спокойно уснул в своей постели, а проснувшись в казематах часовни Тремер обнаружил, что сердце его не бьется. Будучи при жизни человеком глубоко верующим, Лебо долго не мог свыкнуться с мыслью об этом и просил всевышнего избавить его от проклятия, но все было безуспешно. Он не знал, сколько ему потребовалось месяцев или лет, что бы свыкнуться со своим состоянием, но, как только это произошло, Тремер его использовали. В то время было естественным использовать новообращенных вампиров как пушечное мясо в междоусобных войнах, даже толком не объясняя им правила игры, но тогда это было острой необходимостью. Но Джейме был на хорошем счету, так как его советы всегда оказывали практическую пользу и помогали бившемся в отчаянии Тремер переломить войну в свою пользу, что в свою очередь повышало вероятность того, что по окончанию этого смутного времени его не выкинут на встречу с рассветом.
   Кровопролитие между Цимисхи и Тремер длилось около 20 лет. Ровно до того момента, пока фанатики не потеряли половину своих братьев, пытаясь штурмовать защищенные колдовством часовни, в чем частично была заслуга и Джейме. Постепенно все стало утихать, а вскоре и вовсе сошлось на нет, за исключением редких стычек с шабашем и политических междоусобиц с кланами Камарильи, которые не доверяли и боялись Узурпаторов. Тогда Лебо полноценно вошел в пирамиду и стал одним из первых учеников в Марсельской часовне на долгие года.
   
Сквозь века.
   Для сородича, до Становления не увлекавшегося оккультизмом, Джейме отличался усердием и смышленостью, хотя Тауматургия сама по себе давалась ему не так хорошо, как другим ученикам пирамиды. Большую часть своих усилий он направлял на кропотливое изучение тайных оккультных ритуалов. Рассказывать о том, как он обучался и набирался опыта - рассказ о скучном и не интересном. Стоит только указать на то, что он был на хорошем счету за свои навыки не только внутри своей часовни, но и внутри пирамиды в целом. Нередко регенты обращались к нему за дельным советом и мало когда об этом жалели. Спустя столетие после Становления, Джейме был перенаправлен в Парижскую часовню, что оказалось не спроста. Не стоит забывать, что не-жизнь Лебо протекала во времена Святой Инквизиции и глобальной охотой на ведьм, что значительно портило жизнь сородичам. Молодая, на тот момент, Камарилья не имела достаточно власти, что бы контролировать всю нежить, особенно в больших городах и вампиром приходилось нередко отражать нападки крестьян с факелами и вилами. Освоившись на новом месте, Джейме в течении полутора веков принимал активное участие в попытках восстановления Маскарада в столице Франции, что не только помогло ему влиться в политическую игру Камарильи, но и продвинуться вверх по пирамиде, заняв положение, равное местному регенту. Как бы не показалось, действующий регент - Вильям Люсьер, не был против такой конкуренции, а даже наоборот. В то смутное время он обзавелся не только верным союзником, но и талантливым учеником. Вообще, дружба между Сородичами, вещь непостоянная и шаткая, даже мифическая. Рано или поздно, когда вампиру посчастливится прожить достаточно долго, с него так или иначе спадают розовые очки. Он понимает, что такие слова, как честь, совесть, смирение, альтруизм - всего лишь слова призванные людей делать людьми и в Мире Тьмы не значат ничего. Рано или поздно так происходило с каждым и Джейме это понимал. Как бы ему не хотелось в те времена сохранить связь с Вильямом, он знал, что рано или поздно в ком то из них останется человечности ровно столько, сколько нужно, что бы вонзить нож в спину. Не только Джейме это понимал, но и Люсьер. Нередко они проводили ночи в дискуссиях на эту тему и так же часто сходились на мнении, что нужно разделиться, оставив свое товарищество в памяти, чем ждать, пока их сущность возьмет верх.

Западный ветер.
   С открытием Америки, в западной Европе начался настоящий фурор. Золотоискатели бросали свои истощенные прииски и мчались за океан в поисках несметного богатства. Рыбаки покидали свои оскудевшие промыслы ради лазурных вод Карибского моря. Все надеялись найти там лучшую жизнь. В том числе и Сородичи. Обоюдная размолвка с Вильямом и стремительная колонизация Америки европейцами дали повод Джейме задуматься о переселении в новые места, но в конце концов все решилось за него. Сир Джейме, обитавший в то время в высших кругах пирамиды, рекомендовал его как регента, пусть еще и не построенной, часовни в молодом Детройте. Учитывая былые заслуги Лебо и его хорошей репутации внутри пирамиды, решение было единогласным. Хотя, зная, что ждет его впереди, Джейме был бы рад отказаться. В те времена, обосновавшись провинциальном Детройте, ему приходилось создавать общество Тремер с нуля, будучи почти лишенным связи с основным кланом, лидеры которого так и остались в Европе. Обустройство часовни - самое простое, что ему пришлось сделать. Хоть с ним и были несколько учеников Парижской часовни, но ему требовалось значительно повысить их численность, что осложнялось Традициями Камарильи, которая облюбовала эти места куда раньше Тремер. Мало того, что ему надо было находить подходящих кандидатов, получать разрешение от своего Сира на их Становление, но и обучать их. Действия других сородичей, которые восприняли появление Тремер в Детройте в штыки, так же вставляли палки в колеса, но имея военную выдержку Джейме терпел и продолжал вести свой клан, чем вскоре и нашел своего заклятого врага. Алистер Кант, действующий принц Камарильи в Детройте, а так же Прародитель клана Вентру, был очень жаден до своей власти, а потому силой или дипломатией склонял всех на свою сторону, но с Джейме он потерпел сокрушительное фиаско. Нет, не было никакого объявления войны, нападок или ссор. Просто Алистер знал, что Джейме для него теперь помеха, так как теперь в Камарилье был голос, неподвластный его влиянию. Конечно, было много попыток убрать Лебо с пути, но они, так или иначе терпели фиаско, так как Вентру в первую очередь политики и дипломаты и не умеют вести партизанскую войну. Так, несмотря на давление со стороны, в Детройте укрепились Тремер во главе с Джейме.

Угроза.
   К началу двадцатого века Камарилья в Детройте перестала напоминать то, что должна из себя представлять. Из коалиции кланов сородичей она превратилась в этакий закрытый клуб, в котором власть имеют только Алистер Кант и его приближенные соклановцы. Вентру стали единоличными правителями города и старательно пытались заткнуть несогласных. Все, кто открыто выступал против такой власти, очень быстро были казнены по обвинению в нарушении Традици, хотя всем было известно, что нарушениям не могло места быть. Прародители кланов были лишены всякого права голоса или попросту убиты. Власть настолько затмила Алистеру глаза, что он готов был идти по головам, лишь бы ее сохранить. Князи Камарильи соседних городов тоже ни чем не могли помочь, так как во многих концах не только США, но и Европы начались вспышки активности Шабаша, что нередко переходило в массовую резню и до проблем чокнутого Князя попросту не было дело. Джейме в то время обезопасил как себя, так и весь свой клан от нападок Канта и некоторые даже поговаривали, что Тремер покинули город. Даже в 1938 году, когда в Детройт нагрянул Шабаш и начались беспорядки, Тремер даже носа не высунули из своей часовни. Причиной тому были планы пирамиды на Алистера Канта и их воплощение. Шабаш не просто так нагрянул в неприметный город на окраине страны, для него было сделано своего рода приглашение, состоящее из слухов о содержании в руках Камарилья артефактов, к созданию которых приложил руку сам Кайн. Конечно фарс был заметен на лицо, но Тремер могут правдоподобно подать что угодно. Фанатичные сектанты Шабаша клюнули на наживку и, как саранча на посевы, стали прибывать в город, а сам же Джейме в то время бесследно исчез, оставив вместо себя в часовне одного из лучших учеников. Исчез он по велению верхних уровней пирамиды, воля которых призывала его вступить в Шабаш. Данный акт был направлен на то, что бы организовать фанатиков и обманом заставить их выступить против Камарильи Детройта, что бы очистить ее. План радикальный, но с учетом, что только Тремер были заинтересованы в этом, она не могли рисковать своими немногочисленными членами, а армия фанатиков-сатанистов для этого подходила как нельзя лучше.

Внутри червя.
   Несмотря на извечную ненависть Цимисхи к Тремер, в Шабаше очень ценились отступники из этого клана. Только благодаря им Шабашевцам удавалось овладеть разрушительной Тауматургией, что соответствовало их цели и планах о мировой власти сородичей. Именно поэтому Джейме так легко удалось войти в их ряды, хотя ему самому это давалось с трудом. Своими действиями он не только нарушал Традиции Камарильи, придаваясь ритуальной Диаблери, но и нарушал устои своего же клана, обучая фанатиков оккультным наукам. Но со временем его внутренние метания сошли на нет. Долгие 50 слет он видел как Шабаш развился из неорганизованной стаи в силу, с которой стоило считаться. Он не только стая получила от Лебо пользу, но и он от нее. Там он впервые встретился с представителями загадочного клана Ваали, члены которого были очень близки к инфернальному миру и которые смогли ему поведать множество тайных знаний. Но время шло и вскоре настал момент, когда пришло время применить на практике все то, что он готовил многие годы. Сородичи Детройта надолго запомнили ту ночь, потому что Шабаш пронесся по его улицам оставляя за собой след из пепла всех тех, кто вставал у него на пути. Джейме бок о бок с этими животными уничтожал всех членов Камарильи без разбора. В первую неделю пали кланы Тореодор и Малкавиан, а выжившие покинули город вместе с одиночками Генгрел. За вторую были выкурены из своих нор Носферату, а спустя месяц были пойманы все Вентру до единого и преданы огню вместе с Алистером Кантом. Что же до Джейме - его миссия была выполнена, но проблемы его только начинались. За свое недолгое членство в Шабаше, Джейме нарушил столько законов, что на Кровавую Охоту, которую на него объявила бы Камарилья, собрались бы сородичи даже с противоположного конца мира, да и от Шабаша не удалось утаить то, что Тремер и конкретно Джейме их использовал как орудие. Клан Тремер же не мог предоставить ему необходимую защиту, да и многие были против, так как в ходе всех этих событий Лебо нарушил большинство, если не все, устои своего рода. Но Окончательная Смерть обошла его стороной, так как без запасного плана Джейме себя оставить не мог. Долгое время он готовил ритуал переноса, что бы скрыть свое существование в этом мире и вполне своевременно им воспользовался, что бы в безопасности переждать все бурление того котла, огонь под которым он разжег сам.

Ожидание.
   С тех давних пор прошло уже пол века, но старый сородич все еще терпеливо выжидает знака, что бы вернуться домой. А пока перед ним лежит новый мир, где нет сородичей, нет Камарильи, Шабаша, политики. Ожидание дается ему с трудом, так как в этом мире он один, а знака от пирамиды может и не быть вовсе. Вдруг Тауматургические ритуалы не смогут пробиться сквозь грань миров? Но нет, он будет ждать. Теперь перед ним целая вечность. Целая вечность долгожданного покоя и одиночества. Лебо не редко себя ловил на мысли, что не смотря на то, что ночь Полиса наполнена жизнью, он ощущает себя будто на необитаемом острове. Что бы отвлечься от этих дум он пробовал себя во многом, начиная от кулинарии, кончая физикой, но все очень быстро приедалось. В конце концов он он осел в одном из районов Полиса и стал заниматься сбором местных древностей. Проще говоря коллекционером. За 30 лет у него собрались действительно дорогостоящие и редкие диковинки, да и список собранной и прочитанной им литературы, в том числе и оккультной, уже был велик, но одиночество его убивало. Скуки ради он открыл оккультный кружок, в котором рассказывал заинтересованным о разных темных искусствах и прочей эзотерике и, чем больше он контактировал с местным населением, тем больше в его голове зарождалась идея создать Дитя. Врожденная придирчивость клана к кандидатам не давала ему взять в ученики первого встречного, но в существах этого мира он не разбирался даже после длительного прибывания, так что все сделал по привычке - чужими руками. "Убедив" особо отмороженную парочку из своих слушателей в действенности негуманного ритуала, призванного дать им бессмертие, он дал им примерный физический и психологический портрет нужной "жертвы" и просто стал ждать, пока смертные все сделают за него. Только вот бессмертие, обещанное им получило совершенно другое существо, которое теперь является предметом любопытства и излечением от скуки старого сородича.

> Навыки и умения.

Важная сноска

Вампиры в редакциях Старого Мира Тьмы имеют ряд отличий от своих киношных собратьев как в ряде способностей и преимуществ, так и в слабостях. Вампиры не так сильны физически, за исключением некоторых кланов и зависимо от дисциплин, изучаемых ими, не так быстры, выносливы, как их киношный образ, но все-таки превосходят по этим параметрам человека. Так же у них незначительно острее восприятие, слух, обоняние. Слабостей у них так же меньше, чем у собратьев. Святая вода, распятия, чеснок, серебро - бесполезно. Все, что может причинить вампиру реальный и, возможно, смертельный вред - это солнечный свет, огонь и отморозок с пушкой 12го калибра. Иными словами что бы убить сородича достаточно его избить в два раза сильнее, чем вы избили бы человека. Обычно этого хватает.

info

В давние века, когда клан Джейме состоял еще из смертных магов и колдунов, первородный Тремер возжелал любым способом обрести бессмертие и относительно добился успеха, проведя ритуал над древним спящим вампиром, положив начало довольно молодому и одному из более ненавидимых кланов среди сородичей. Приняв проклятие Кайна и передав его своим ученикам, Тремер и его последователи лишились большей части своего былого могущества, но объединив свои оккультные знания с силой вампирской крови - они создали уникальную дисциплину и свой главный секрет - Тауматургию. Это сложная и многогранная дисциплина, которую Тремер совершенствуют и тщательно оберегают на протяжении долгих веков. Это кровавое колдовство включает в себя множество путей и ритуалов, которые используются в самых различных ситуациях и позволяют Мастерам этой дисциплины добиться с помощью нее практически чего угодно. Изначально при обращении каждый ученик клана избирает для себя один основной путь, который затем оттачивает до мастерства, но с возрастом все-же углубляется все глубже в древние знания.

Магические навыки.

Путь Крови Самый распространенный и наиболее используемый путь среди Тремер, за который их зачастую называют кровокрадами и относятся с опаской и презрением. Этот путь позволяет высвобождать скрытую в крови Тремер магию и с ее помощью раскрывать свойства крови и манипулировать ей. Самые молодые адепты этого пути могут превращать свою собственную кровь в оружие, мастера же манипулируют кровью окружающих. Они могут усилием воли заставить тело живого существа истекать кровью из всех естественных и неестественных отверстий, а затем магически поглощать их кровь для собственного насыщения. Самая разрушительная способность этого пути - заставлять кровь в жилах живого или не-живого существа буквально кипеть, что разрывает их тела и приносит невыносимую боль.
> Перезарядка: при использовании своей крови - 1 пост, при манипулировании кровью противника - 5 постов.
> Дальность: до 30 метров.
> Штраф/побочные эффекты: Любые дисциплины, используемые вампиром, со временем истощают его, что приводит к слабости, а иногда и временному помешательству от голода. При состоянии голода вампир значительно слабеет как физически - так и ментально и наступает такое состоянии за 15 боевых постов с активным использованием дисциплин.

Путь Боли Одно из табуированых направлений Тауматургии, которое было использовано только внутри круга Шабаша и практиковалось, как правило, отступниками из клана Тремер. В отличии от основных путей, знаниям "темной" Тауматургии адепты почеркивали у демонических сил, связывая себя с инфернальным миром и оставляя на себе какой либо отпечаток в знак сделки. Путь Боли, как и Путь Мучений - одни из самых бесчеловечных дисциплин Тауматургии и издревле вселяют страх. Эта дисциплина заставляет жертву испытывать невыносимую боль, которую Тауматург может причинить даже без телесных повреждений, но, как правило адептам этого пути это кажется скучным. Самыми распостраненными проявлениями дисциплины явлются дистанционное травмирование, позволяющее ломать противнику кости и разрывать органы и превращение крови в жилах противника в отвердевшие, шипастые нити, в последствии разрывающие его тело.
> Перезарядка: не менее пяти постов.
> Дальность: до 30 метров
> Штраф/побочные эффекты: за использование этой дисциплины Тауматург должен к потраченным силам прилагать и Цену, требуемую демонами за знания. Перед каждым применением этого пути Тауматург должен нанести себе серьезные повреждения, тем самым отплатив Цену. В дополнение ко всему адепты этой дисциплины нуждаются в самоистязании и боли так же сильно как и в крови смертных.

Доминирование Одна из дисциплин, доступная Тремер, но куда менее развитая. Доминирование позволяет подчинить слабую разумом жертву свой воле, ввести ее в транс или дать определенную команду. (не действует без согласия на игроков)
>Перезарядка: 3 поста
>Дальность: 10 метров
>Штраф/побочные эффекты: применение этой дисциплины приближает истощение так же, как и остальные и действует по тем же правилам, что и Путь Крови.

Боевые и физические навыки.

-

Бытовые навыки.

> Помимо боевого применения Тауматургии, у нее есть множество и мирных применений. С помощью многих путей Тремер может обустраивать себе жилище, получать разного рода информацию, проводить оккультические ритуалы для получения какой-либо выгоды. Нет такой ситуации, которую опытный Тауматург не мог бы решить при помощи своих оккультных знаний.

> Связь с Вами.
Одменам в личку.

+3

2

Я узурпирую эту анкету для дальнейшей проверки.

0

3

Анкета прочитана, проверена и оценена.
Вы приняты. Приятной игры

0


Вы здесь » Trinity world: The Winds of Freedom » Архив старых анкет » Джейме Лебо