http://trinity-world.ru/files/000e/2b/f2/51046.css
http://trinity-world.ru/files/000e/2b/f2/92540.css

Trinity world: The Winds of Freedom

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Trinity world: The Winds of Freedom » Квестовый архив » Маршрут построен


Маршрут построен

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Корабль

Маршрут построен

В корабле типа «M-расширенный» «Аделаида» тряслось два видных существа с крайне обидным и данным какими-то бестактными идиотами именем «космические карлики». С идиотами, которое пустили быстро прилипающую к языку молву, все давно было решено метко простреленными коленями и заряженным мощной кинетической силой пинком в шлюз, однако народ как подхватил дурацкую кличку, так и продолжил обзываться ее по поводу и без. Сами «космические карлики» обижались, и их без того гадкий характер становился еще сквернее, злее и хуже. Наверное, будь разнообразное население изученной вселенной не таким падким на глупые ярлыки, «карлики» занялись бы фермерством, строительством новых колоний или торговлей, в конце концов. Но теперь они безжалостные пираты, контрабандисты, воры, подлецы и самовлюбленные маргиналы.
  Один из них, грязно-синий коренастый и низкорослый (90 сантиметров), сидел в тесной кабине космического корабля, затянутой плотной сигаретной дымкой, и равнодушно смотрел на смазанные из-за огромной скорости вытянутые и похожие на светящихся червей звезды. Незанятые маневрами короткие рученки общупывали старый, как и практически все в «Аделаиде», бластер, то вытаскивали, то с щелчком загоняли обратно энергетическую батарею. От скуки слипались глаза, и синеухий широко зевнул. Подвешенный к потолку таймер показывал цифру «30». Еще полчаса в гиперпространстве. А потом система Агайва-1, передача незаконной партии «жидкого фрукта» тамошним гениям наркотической сферы и заслуженные пять тысяч кредитов. Капитан не без удовольствия воображал, на что спустит еще не полученный гонорар, и продолжал баловаться с оружием.

0

2

- Заткнись...
Трель будильника наполнила одну из кают "Аделаиды", заставив бурчать и шевелиться комок из одеял. Каюта была тесной, и большую ее часть занимала небольшая кровать. Небольшая для человека, но достаточно огромная для карлика. В углу каюты был свален нужный и не нужный мусор, в котором зачастую оказывался треклятый будильник.
Ком из одеял наконец-то распутался, выпустив на свет ушастую бледно-зеленую голову.
- Н-нгх... - обитательница каюты с трудом дотянулась до своего будильника и с силой стукнула по его крышке, зацепив и кнопку. Наконец-то вернувшись к своим одеяльным путам, зеленая еще немного покряхтела, но с успехом освободилась из одеял, шмякнувшись на пол. Это была представительница тех самых "космических карликов", ее бледно-зеленая шерсть перекликалась с синими пятнами, а на лбу красовалась светлая галка. Мотнув аккуратными длинными ушами, карлица поднялась и сразу полезла к тумбе, из которой вытащила чей-то пояс с парой небольших бластеров, который достался ей в бою. Зеленая перекинула его через плечо и окинула взглядом каюту еще раз. Возле кровати на полу валялась пустая пачка из-под сухпайка и недопитая бутылка вина. Карлица кинулась к бутылке, аккуратно поставив ее на тумбу, а пачку от сухпайка злостно закинула в мусорную кучу. Оценив, ее взглядом она пообещала, что разберет ее после дела, а то мусора в ней, казалось, больше, чем нужного хлама.
Зеленая наконец-то выбралась из своей каюты и направилась к капитану. По пути Бонни (а именно так ее и звали) закатила глаза своим мыслям. Когда у нее будет достаточно денег, она купит себе корабль получше, и даже его имя будет прекраснее.
Зеленая привалилась плечом к стене каюты, глядя со спины на ушастую синюю голову. Хмыкнув, она перевела взгляд на таймер: двадцать минут.
- Ты подготовил товар к выгрузке? - поинтересовалась карлица, все еще хмурясь от пробуждения. Она ненавидела будильники.

0

3

От «чужого» голоса позади капитан «Аделаиды» вздрогнул, и заряженная бластерная батарея с громким щелчком вошла в пазы. Два быстрых движения большим и указательным пальцами – снять с предохранителя, потом не забыть выстрелить. Но перед этим типично ковбойским финалом для обладателя высокого слегка грубоватого голоса, обычно цепкого, схожего с острым крючком, так и норовящим подначить собеседника, синеухому придется вспомнить: кого, когда и где он подобрал из разоряющегося шахтерского городка. Этот акт добросердечия начинал бесить самого Стича. Его корабль сменил уже три имени, и каждое из них носила очередная маленькая женщина, севшая на его плечи, чтобы в самый неподходящий момент исчезнуть. И обязательно по-английски, без записок с раскаянием или хотя бы трагически погибнув в бою за какое-нибудь торговое судно. Нет, просто уходили. На последней даме мятежного пиратского сердца синеухий твердо решил обозлиться на весь женский род и использовать любую возможность, чтобы испортить их жизнь.
  Стич крутанулся на кресле, оказавшись лицом к своей попутчице. На этот раз зеленой и как назло вполне привлекательной.
- Что, прости? – Буркнул капитан, хмурясь, - Сделал ли я одну из грязных работ на СВОЕМ корабле? Нет, Бонни, я не подготовил товар к выгрузке. И ты появилась очень вовремя. Иди в трюм, заведи погрузчик и проверь, все ли в порядке с ящиками, - видя, как широкая пасть напарницы раскрывается, синеухий вытянул верхнюю лапу и ткнул девушку в грудь криво обгрызанным когтем, - Пока не начала верещать. Не забывай, на каких правах ты здесь. Я вообще вытащил тебя из той дыры по двум причинам. Первое – ты баба, значит, мне может что-нибудь перепасть. Второе – ты можешь быть полезной. Ведь можешь? В противном случае, вперед, сойди на первой остановке. До нее, кстати, еще пятнадцать минут. Тебе лучше поторопиться, - капитан оскалился и махнул зеленой рукой, подгоняя Бонни к трюму.

0

4

От резких движений капитана, Бонни выхватила один из бластеров, но, кажется, синий вовремя вспомнил, кто она такая. Уж вылезшие дополнительные руки, уперлись в бока, от того, что были зря потревожены.
Бонни поморщилась, когда Стич напомнил в какую дыру ее выбросили сестры. Гордость внутри забушевала. Он понятия не имел, с кем разговаривает. Этому озлобленному синему карлику могли только сниться те высоты, с которых она была сброшена. Но что сетовать на прошлое, если теперь она здесь?
Зеленая схватила синий палец, который ткнул ее в грудь, угрожая сделать больно.
- Конечно, капитан.. Я могу быть полезной. И даже была полезной, если ты не забыл, кто подсказал тебе контакты поставщика этого дерьма в трюме, когда слетел твой. Из-за меня ты успел к сроку, поэтому я претендую на проценты, - с этими словами Бонни отпихнула от себя обгрызенный коготь и в ответ оскалила клыки на синего. Да, у таких, как они было абсолютно нормально пускать в ход и зубы, если дойдет до драки.
Не дожидаясь ответа, карлица резко развернулась, задев своим ухом нос капитана, и направилась по узким коридорам в трюм. Спустившись к месту назначения, она хлопнула по кнопке на стене, зажигая тусклый желтый свет.
- Маленький трюм на маленьком корабле маленького капитана... - бурчала себе под нос зеленая, когда схватила ключи от погрузчика, которые висели там же рядом с панелью управления трюмом.
Приблизившись к погрузчику, Бонни оценила расположение груза. Благо о его удобном размещении додумались при погрузке, поэтому переставлять его ближе выходу не стоило. Забравшись внутрь машины, зеленая вставила ключь и с десятой попытки завела этот дрындулет.
- Старый погрузчик на старом корабле ленивого капитана.
Топлива в нем было, мало. Не хотелось, чтобы она заглох посреди выгрузки. Выцепив взглядом канистры, Бонни направилась к ним. Приветик их содержимое, она схватила одну десятилитровую и направилась к баку. Покончив с заправкой, она сложила все четыре руки, снова ругнулась и направилась обратно к капитану, чтобы сообщить, что от нее пользы больше, чем от его синей задницы.

0

5

15.
  5.
  0.
  Когда цифра на таймере исчезла в округлостях «нуля», все внутри «Аделаиды» сначала подалось резко вперед, после чего – назад. Размазанные по лобовому стеклу звезды снова обрели привычный объем, и свет на корабле с тускло-красного сменился на болезненно желтый, как будто с прогрессом даже лампы научились испытывать вяжущее пищевод чувство тошноты. Прекратилась эта назойливая и ритмичная дрожь, которая возникала внутри только устаревших корпусов и внутри тех, куда владелец поленился или пожадничал поставить самый дешевый стабилизатор. К несчастью разумной жизни с чувствительными пятками, капитан «Аделаиды» был ленив, пока что беден и летал внутри аппарата, перешагнувшего возрастную грань между «старым» и «корытом».
  Гиперпространственный переход выбросил синего и зеленую «неподалеку» от кольцевой космической станции «Маяк Болдуина». Семейство Болдуин уже пятнадцать лет владело, руководило и управляло этой станцией, и за это время «Маяк» стал одним из показателей авторитетности среди пиратской компании. Политика этой семьи опиралась на сохранение нейтралитета между бандитскими сообществами, всегда нуждающихся в «честных» и безопасных площадках для сделок и своих закрытых встреч, и Альянсом, по чьим законам сейчас жила часть изученной вселенной, не считая все тех же бандитов и еще сопротивляющегося экспансии союза «Девяти освобожденных колоний». Внутри, на оборудованных для жизни «кольцах», все соответствовало официальным требованиям «многопрофильной станции». Жилые комплексы разнообразной дороговизны; торговые площадки; увеселительные заведения, а также множество помещений для ведения бизнеса, научной деятельности и остального, на что хватит таланта и денег. Это был полноценный автономный город, подвешенный на орбите, полный очищенного воздуха, от которого с непривычки кружилась голова, и не терпящий чужой глупости.
  В «Маяке» запрещена любая противозаконная деятельность, однако сама семья выдавала десять «разрешений» пиратским компаниям, которые могли проводить свои встречи на территории станции. Об этом семья Болдуин предупреждалась заранее, после чего управляющие «Маяком» «договаривались» с полицией Альянса на станции, и на сделку определенное количество времени не обращали внимание. Такой подход сделал из Болдуинов надежных парламентеров с устраивающим всех набором правил. Нарушение процедуры означал выход из закрытого пиратского клуба и, скорее всего, ворох проблем в будущем. Опоздание или неявка на сделку; стрельба и следующие за ней трупы; выход за пределы площадки, выделенной под встречу; конфликт с любым из жителей станции – все это попадало под нарушение.
  Пиратское сборище по интересам, на которое Бонни вывела Стича, совсем недавно получило священное право торговать на «Маяке», и было сложно выбрать, за что они тряслись сильнее: за свою жизнь или за этот позолоченный штучный жетон.
  Синеухий обхватил ручки штурвала, сбросил скорость до допустимой при стыковке и вывел «Адеалиду» на курс станции. Капитан напрягся.
- Ого. Эй, зелень, - прикрикнул лопоухий стоящей за ним напарнице, - вспоминай слова гимна Альянса. Можешь уже начинать…
  Четыре дока для крупных кораблей заняли фрегаты Альянса. Тяжеловооруженные и вмещающие в себя не только управляющий корпус из тридцати человек, но еще и сотню пехотинцев, они только своим существованием обещали проблемы. Да еще в таком сверхъестественном количестве. Синий взглянул на приклеенную над собой памятку: место стыковки 176, код канала связи «H967». Открыв канал и введя данные с памятки, маленький капитан заговорил:
- Борт 190, корабль «Аделаида», капитан Стич. Время прибытия – 16:43. Прошу разрешение на посадку в зоне 176.
  Никто не ответил. На шестую попытку получить разрешение синеухий перекрыл канал и немного сжался в своем кресле: опустив уши, «прибив» обычно гордо выпирающую грудь к спине и втянув губы, - нервы.
- Бонни, - процедил Стич, - собирайся. Не забудь оружие. Как закончишь, сходи в мою каюту, возьми пыльник, мой карабин и возвращайся… Kweesta!
  «Аделаида» медленно приближалась к станции, через десять минут они окажутся к ней вплотную и смогут остановиться там, где их почему-то не ждут.

0

6

Когда взору карликов открылись корабли Альянса, Бонни удивленная приоткрыла рот. Раньше она не редко навещала станцию, чтобы сбыть краденное или отвоеванное, но такого она здесь точно не видела. Их корабли и раньше навещали это местечко, и было бы странно, если нет. Но четыре фрегата это очень много для такого места. И у зеленой были предположения, что они могли здесь забыть, но пока было рано их озвучивать.
- Очень смешно. Обхохочешься, - выпалила карлица, все еще вперев взгляд в эти громадины. - Стич, не... - но было поздно, ведь синий уже просил посадки. Зеленая злостно зарычала, когда ответом их запросу была тишина. Нервозность капитана не скрылась от Бонни, и она не могла его винить, ведь попасть в лапы Альянса было бы не тае страшно само по себе, но незаконное содержимое "Аделаиды" в данной ситуации им никак не поможет. Она вообще слабо представляла, что им сейчас поможет, кроме умения чесать языком. Голос карлицы выдавал ее сомнение в удачливости этого дня: - Попробуй связаться с "Маяком" напрямую. Мне кажется, что в этот раз Бодуины провалили переговоры. И я тебе не служанка! - но было не время для выяснения отношений, и зеленая пулей вылетела в коридоры, благо все здесь было близко. Забежав в каюту синего, она с матами распинывала бутылки, пробираясь к стене возле кровати. Быстрым движением руки она сорвала с крючка на стене капитанский пыльник, затем впопыхах бросилась искать карабин. Он оказался прислоненным к стене с другой стороны. Перехватив все двумя руками с одного бока, Бонни удобнее затянула свой пояс через плечо и на бегу проверила, удобно ли выходят бластеры из кобуры.
Забежав в кабину, зеленая кинула Стичу его пыльник и потянула карабин.
- Рядом с ними "Аделаида" космическое каноэ... Мы прилетели на дозаправку и пополнить питьевые припасы. Или есть ложь получше?

Отредактировано Bonnie (8 Май 2017 05:41:38)

0

7

- Сойдет, - коротко откликнулся капитан, не торопясь брать из протянутых зеленых лап карабин.
  Выделенный под тайную встречу док все еще был закрыт двумя толстыми металлическими воротами-заглушками, и диспетчер, которому поручили следить за прибытием важных гостей, или задремал за пультом управления, или так не вовремя помер. Впрочем, участь бесславно погибшего могла уберечь его от карликового гнева, каким полон был Стич. Пират даже не скрывал озлобленного оскала и не стеснялся проводить сквозь зубы стройные ряды ругательств, как общегалактических, так и родных, понятных одной Бонни. На ручках штурвала оставались блестящие потом следы – капитану дорогого стоило не развернуться прямо сейчас, забыв о грузе и последствиях, наложенных на эти проклятые ящики с контрабандой.
  «Аделаида» нырнула под днища фрегатов. Вблизи эти космические киты надолго отбивали дар речи. И если ты не восхищался, то хотя бы испытывал страх вперемешку с трепетом и надеялся, что однажды все эти разнокалиберные орудия не повернут свои носы в сторону твоего корабля. Ради собственного мазохистского интереса синеухий прикинул, сколько пушек, воткнутых в корпус боевых гигантов, не превратят его корабль в космических мусор с одного попадания. Недолгие расчеты привели к нулю, лопоухий с сожалением покачал головой.
- Борт 190, запрашиваю посадку в общий док, - отрапортовал Стич в микрофон.
  На этот раз ему ответили:
- Вас понял, борт 190. Разрешение получено. Ваше посадочное место номер семь. Удачи.
  «Удачи… как же» - карлик перевел маневровые двигатели в посадочный режим и аккуратно надавил на штурвал – «Аделаида» прошла через открывшиеся шлюзы. Синий развернул свой кресло к Бонни и забрал у нее карабин, сразу же забросив тот за плечо.
- Идем, не служанка. Раз ты у меня такая полезная и помогла найти этот груз, не приносящий никаких проблем, давай теперь я сделаю что-нибудь ради общего дела. Например, буду говорить. А ты улыбайся, - пират больно ущипнул напарницу за щеку и потрепал за нее.

***
- Вашу идентификационную карту.
  Стоило Стичу и Бонни сойти с трапа, их встретила пара станционных людей-охранников. Одеты в темно-синюю броню Альянса, на руку повязали ленту с рисунком «Маяка», на плечах болтались заряженные лазерные винтовки, а пояс отягощал полноценный набор борцов за порядок. Мощный тазер, электрическая дубинка, пара круглых пузатых гранат неизвестного назначения, запасная рация и даже стяжки для задержания. А еще лица – слишком серьезные, практически металлические. Они поднялись на «Аделаиду» сразу после ее посадки, из-за них сложно было разглядеть сам ангар, куда лопоухих напарников занесло. Широкие человеческие тела с трудом втиснулись в просторный для карликов коридор.
  Синий достал из внутреннего кармана пыльника прямоугольную карточку с выдавленным на ней уникальным кодом. Один из охранников взял ее, вогнал в карманный терминал для проверок.
- Так… Стич, фамилия не указана. Место рождения – неизвестно. Гражданство – неизвестно, - считывал с экрана человек, пока Стич багровел от злости и прятал руки от своего карабина; шерсть на лбу потемнела от пропитавшего ее липкого пота, пара черных глаз на задранной вверх голове пялились на мужчину, - Три задержания за контрабанду – три досрочных освобождения. Разыскивается в системах Ярхта, Элм-3 и Курт. С вами все понятно.
  Мужчина вернул Стичу карту, обратился к Бонни. Синеухий попытался что-то вякнуть против, но человек шикнул на него:
- А вы?

0

8

Зелёная зарычала, как только её лицо коснулись кривые когти синего.
- Toobaga! - с этим оскорблением, она больно шлёпнула по руке Стича и ощутимо толкнула его в плечи, заставив отступить на шаг. - Я буду улыбаться и вести себя, как надо, а ты сделай вид, что не ты такой унылый контрабандист, каким кажешься и являешься, - с этими словами она снова оскалилась и, резко развернувшись, вышла в коридоры.

* * *

А где приветствие, тупые куски говна?
И если на лице зелёной красовалась миролюбивая улыбка, а в уголках глаз такие честные морщинки искренней симпатии, то в своих мыслях карлица была свободна. Взяв синего под руку, когда он протянул свою карту, Бонни переплела свои пальцы с пальцами капитана и настойчиво сдавала на секунду, давая понять, чтобы он держал свою злобу при себе.
Да... Маяк больше не тот, каким она его знала. Альянс настойчиво подгрёб под себя это место, и, пока, было не ясно, то ли они прекратили все незаконные сделки в этом месте или оставили глаза закрытыми на крупные сделки, чтобы получить откат. Коррупция точно была в Альянсе, иначе бы Болдуины не смогли заниматься тем, чем занимались. Но вот если командование Альянса здесь сменилось, то осталось узнать насколько сурово новое начальство.
"Дерьмо..." - пронеслось в голове карлицы, когда были озвучены заслуги синего. Ей стало интересно только одно - в течении скольких лет были получены такие достижения. Где-то в глубине души зелёная надеялась, что у Стича послужной список был почище, потому что...
- А вы?
Зелёная любезно улыбнулась:
- Конечно, - свободной от синего рукой, она сунула руку к поясу на плече и, вытащив карточку, протянула её охраннику.
Не отреагировав на любезности зелёной, мужчина приступил к тому, чтобы капнуть в тайны карлицы.
- Бонни...  фамилия не указана. Место рождения – неизвестно. Гражданство – неизвестно. Стоило ожидать, - между бровей человека пролегла то ли удивлённая то ли задумчивая складка. - Проходила свидетелем в двух кражах в особо крупных, а в одной выступала подозреваемой - оправдана. Дело не раскрыто.
Именно поэтому она надеялась, что на синего ничего не будет.
Зелёная смущённо дёрнула ухом, но не стала ничего говорить, продолжая изображать влюблённую пару космических карликов, одна из которых глуповатая влюблённая дурочка, а второй типичный плохой парень, к которым тянет таких, какую изображает Бонни. От этих мыслей ей захотелось кого-нибудь больно ударить, но она надеялась, что этот образ не заставит охранников подозревать их в чём-то более серьёзном, чем в тупости.
- Какова цель вашего прибытия на станцию? - спросил второй охранник.
Зелёная слегка склонила голову к Стичу, ожидая приговора этих двоих, а заодно и того, что капитан "Аделаиды" не будет нарываться на неприятности своей злобной физиономией.

Отредактировано Bonnie (10 Май 2017 06:12:43)

+1

9

Синий мысленно согласился на игру в пару влюбленных и покрепче прижал к себе лапу Бонни. Грудь выпятить вперед, оскалиться так дерзко, как это делают соблазняющие все разумное и неразумное космические авантюристы, и обязательно перед первым словом с оттяжкой и непринужденно цокнуть языком, - трюк срабатывал почти во всех горячо любимых Стичем приключенческих фильмах. Он был уверен, убедительности от его слов не убудет из-за какого-то там роста. Что ты 90 сантиметров, что 180 – красота и харизма не знают размеров, их не ограничить несправедливостями генетики.
  Цокнув и приподняв обязательно правую бровь, лопоухий равнодушно, будто рассуждая о тонкостях орбитальных станций, начал объясняться:
- О, нам надо пополнить припасы. Топливо там, еды закупить, а то вторая неделя на пайках скоро убьет эту горячую штучку, - исключительно ради убедительности, не преследуя личных мотивов, капитан подарил Бонни затяжной поцелуй в щеку, - Да еще надо пройти диагностику, гипердрайв едва-едва работает, - от оскала в половину рожи начинало сводить скулы, - А насчет моего прошлого не беспокойтесь. Это же прошлое, так? Сейчас все по-другому. Нашел себе жену, гоняю с ней по системам, показываю космос, - шепотом синий добавил, - Ну и трижды в неделю вспоминаю, что я мужчина, - пират выдавил гаденький смешок.
  Служаки выслушали увлекательную историю и полностью испортили ее одним вопросом, вписанным в каждый устав любого скучного человека, носящего звание «охранника»:
- Что-нибудь перевозите?
Теперь помимо боли во всей пасти синий ощутил, что складки на его лбу увлажнились сильнее.
- Эм… да. Пять ящиков тех самых сухпайков. Везем в шахтерскую колонию. Так, знаете, непыльный заработок по пути.
- Сдайте оружие и пройдите с нами в трюм. Мы проверим содержимое груза и, если все будет в порядке, пустим на станцию. Давайте, - мужчина чуть присел и протянул к обоим карликам свою ручищу.
Стич с Бонни переглянулись. Пират не переставал улыбаться, даже когда снимал с плеча верный карабин. Но напарница чувствовала, с какой силой он сжал ее лапу. Как движения синеухого от расслабленных и размашистых перешли в сдержанные, дерганные. Не будь ангар переполнен шумными солдатам Альянса, он бы давно уже начал стрелять.
- Хорошо, - мужчина передал трофеи своей товарищу, - Пройдемте.
***
По низким для человека коридорам все четверо спустились в тускло освещенное грузовое помещение. На широкой «ладони» погрузчика лежали те самые ящики. Без маркировки, обитые прочным металлом, закрытые на слишком надежный кодовый замок для партии дешевых пайков. Один из охранников направился к грузу, второй стоял позади маленьких обманщиков. Синий снова посмотрел на Бонни; у них была минута, чтобы решить, что делать дальше.

0

10

Получив смачный поцелуй синего, Бонни счастливо хихикнула, гася в себе желание залепить по наглой морде, но сейчас она счастливой влюблённой и глупой, а при упоминании о сексе карлица подняла свободную руку к губам, смущённо хихикнув, отвела взгляд. После вопроса о перевозке зелёная вставила небольшое замечание:
- Какая здесь странная атмосфера... не находите?
Вместе со Стичем, она вытащила пару бластеров из кобуры, не снимая пояса с плеча, и проследовала в трюм, продолжая держаться за нервную руку капитана. В её голове судорожно перебирались варианты действия, и, на крайний случай, один уже был избран.

* * *

Это был волнующий момент, никто не успел сказать и слова, как один охранник направился к причине нахождения этих карликов на станции. Внутренне Бони рычала на то, ничто не идёт гладко, на несправедливость, на своё отвратительное положение и на их проблемы при любом раскладе. Но выбора было мало: груз выглядел странно, а заведённый погрузчик вряд ли можно было оправдать забывчивостью. Было совершенно очевидно, что ящики были готовы к тому, чтобы в ближайшие минуты покинуть трюм.
Поймав взгляд Стича, зелёная коротко сжала ладонь синего и, закатив глаза с грохотом свалилась на пол и стала дёргаться и колотиться, изображая приступ эпилепсии. Сквозь стиснутые зубы карлица пускала слюну, которая на выходе была похожа на пену.

0

11

Эпилепсия. Синий не слышал об этой болезни уже очень давно и уж точно не видел, как весело дергается тело, и глотка выжимает одну порцию пены за другой. Липкие комки слюны – на пол. Слезы – туда же. И испытанный капитаном секундный страх, за который он позже будет себя корить, допытываясь до причуд сознания, откуда в нем эта эмоция и почему она адресована малознакомой напарнице, тоже, видимо, ушел в пол, ровнехенько на тело Бонни.
- Твою мать, ну давай не сейчас, - вскрикнул упавший на колени перед Бонни лопоухий.
Охранник позади среагировал мгновенно, и вот уже две пары рук придерживали колыхающееся на волнах приступа тельце. Человеческие ладони, широкие и грубые на ощупь, взяли под голову Бонни, чтобы та не размозжила череп о металлические ступеньки лестницы. Лапки инопланетного карлика зафиксировали дрожащие ноги. В своих реакциях, словах и действиях синеухий пытался быть убедительным. В крайнем случае он всегда мог и сам свалиться в приступе, вскрикнув, что больше не будет пихать свой язык в пасть больной эпилепсией.
- Бригс, - прикрикнул охранник, - у нас тут проблема. Сюда, - на руки мужчины вешались липкие лохмотья пены.
Напарник, чье имя, как выяснилось, было Бригс, отвлекся от изучения кодового замка, и его голова показалась из-за крупных железных прямоугольников.
- М? Эпилепсия? Она не притворяется? – Ответ Бригс решил найти самостоятельно, своими прищуренными глазами.
Стоило отдать должное, у Бонни очень натурально получался приступ.
На долгих тридцать секунд все замолчали.
- Блять, Бригс, ты долго будешь пялиться на то, как умирает моя, наверное, единственная во вселенной партнерша!? – Уже во всю мочь своих голосовых связок орал капитан, то и дело получая в грудь дергающейся ногой «партнерши».
В лице Бригс не переменился, а только поднес пристегнутую к груди рацию к губам и спокойно потребовал двух медбратьев на борт «Аделаиды». Отжав кнопку, он хотел что-то сказать, но через динамики к нему снова обратились.
- - охранник кивнул своему напарнику, - Гордон. Помоги этому парню перетащить девчонку в каюту, медики придут через несколько минут. И еще… нас… точнее, меня вызывают, кто-то из набежавших гостей устроил пьяную драку в баре "Блажь", - Бригс потер вспотевший лоб широко растопыренными большим и указательным пальцами, - Присмотри за ними. Скажу диспетчеру, чтобы их не выпускали до завершения проверки. Все, давай.
Они кивнули друг другу, и Бригс, обойдя продолжающуюся драматичную сцену приступа, исчез в коридорах. Синеухий задрал голову, посмотрел на Гордона.
- Ну!? Давай, понесли!
«Kweesta! Ты можешь поменьше лягаться!?» - Кричал где-то в своей голове парень, перемещая зеленую в ее каюту.

***
- Что у вас случилось?
На пороге стояло двое обещанных медиков. Идеально белые, с такими же станционными нашивками на руках, как и у охраны. Один из них сжимал в руках маленький чемоданчик, в нем, скорее всего, лежало все необходимое.
- Эпилепсия, - опередил Гордона синеухий.
Пират пропустил медиков вперед, сам же прижался к столику напротив кровати. Где-то там, под металлическим днищем, было два крепко привязанных универсальной лентой пистолета. Бонни могла очень натурально играть приступ, но когда медики достанут анализатор, и на его экране будет гореть зеленым «Здоров», все в этой комнате обязательно почувствуют себя неловко. Охранник, заслонивший собой проход, «на всякий случай» снял с плеча винтовку. Гудение разогревающихся внутри оружия батарей заставляло пирата нервничать – он нащупал ребристые ручки пистолетов.

0

12

На самом деле изображать так долго приступ эпилепсии не так просто, как может показаться. Дёргаться нужно постоянно и случайно, не отвечать телом на прикосновения, а со слюной и вовсе дефицит. Так что эта актёрская игра требовала, как минимум похвалы. А когда своей ногой Бонни умудрилась несколько раз лягнуть синего капитана, то с трудом сдерживала злорадную улыбку. Но было и то, что заставило её злиться. Почувствовав на себе человеческие ладони, она едва не дёрнулась от омерзения. Это чувство лежало из прошлого, но зачем вам это нужно знать, просто поверьте, что у неё были причины ненавидеть прикосновения тех, кто может иметь над ней власть. И пусть это был всего лишь охранник, но он всё ещё был человеком, а этот вид был один из тех во вселенной, которые давали больше проблем своим существованием, чем пользы. И этот вред нередко был причинён другим разумным видом. Нередко по глупости, но часто из-за своей особой природной алчности. И пусть таких, как она или Стича создали не люди, но Бонни такой, какая она сейчас есть сделал именно человек.
По этим причинам, будучи уже на кровати в собственной каюте, завидев сквозь приоткрытые веки белые одежды медиков, которые были так похожи на учёных, карлица испытала прилив ненависти. За это время она вспомнила об одной детали, которую обнаружила в каюте не сразу - спрятанное оружие, но, она надеялась, что это было известно Стичу. Хотя она и не видела, где точно стоит синий, она знала, что возле входа его нет, потому что именно это она и видела. Злоба и желание атаковать немедленно объект раздражения, заставили Бонни с силой оттолкнуться от кровати и вцепиться в голову тому из медиков, который (карлица так и не узнала зачем) тянул руку к её голове. Зелёная злобно скалила клыки, плотно, чуть ли не скрипом, сжимая их, двумя нижними руками она удерживалась за плечи медика, одной верхней плотно сжала трахею мужчины, а последней рукой больно вцепилась в щёку, скорее всего до крови, но этого видно не было. Всё происходило так быстро, что второй медик растерянно упёрся спиной в стену. Атакованный симулянткой мужчина, не смог удержать равновесия вместе с карлицей на голове и завалился на спину, придавив головой зелёную, но она держала крепко, давая понять, что в любой момент сломает ему трахею и стянет кожу с лица. Сосредоточившись на своей ненависти к халатам, она всё ещё не могла побороть свою красную пелену перед глазами, чтобы узнать, справился ли капитан "Аделаиды" с охранником.

0

13

Едкая, неприятная вонь в секунду сгоревшей шерсти и хирургически ровное отверстие диаметром в шесть сантиметров и обугленными колоссальной температурой пучка света краями – охранник среагировал быстрее маленького капитана. Нет во вселенной оружия гуманней, чем лазерное. Синий не сразу почувствовал, что ключица перебита и что левая пара рук повисла бесполезным грузом и теперь беспомощно бьется о грудь и бедро, с каждым непроизвольным движением напоминая о себе острой болью. Он даже не шелохнулся, только продолжил шарить под столешницей ладошкой. Гул внутри лазерной винтовки усилился, из батарееприемника, со стороны похожего на нагрудный карман рубашки, с щелчком выстрелила отработанная энергетическая батарея и еще горячая упала на пол. Батарееприемник захлопнулся, и мужчина, прицелившись в мелкую цель получше, приготовился вколотить светло-красный «штырь» точно промеж глаз пирата.
Через огромную по меркам коридоров и дверных проемов «Аделаиды» тушу охранника пробились оглушительные, внутри сухие и будто скрипящие на зубах крошками пороха хлопки. Стич все-таки отодрал накрепко прилепленный пистолет. Стрелял не глядя, водил дулом где-то выше своей головы. Тело мужчины два раза дернулось, словно вся мышечная масса у него внутри искренне удивилась мягко вошедшим в нее пулям, и ухнуло вперед, макушкой оказываясь возле вопящего от боли и страха врача.
От человеческого лица отлетали лохмотья кожи. Бонни не щадила беднягу, когти полосовали некогда бледную физиономию, снимая один слой за другим. В крови был халат, в нее же постепенно окрашивался пол.
- Ты можешь его заткнуть!? – К своему удивлению завизжал сорвавшимся голосом синеухий. Его примеру попытался последовать второй медик, вскинувший руки то ли в жесте, каким обычно просят пощады, то ли в попытке дотянуться до вложенной в ухо гарнитуре. И Стич, прежде чем точно убедиться в его намерениях, нажал на спусковой крючок. Еще один человек перестал дышать внутри «Аделаиды».
Синий повернулся к осипшему от рева мужчине, так и не скинувшего с своего загривка озверевшую Бонни, перехватил пистолет так, чтобы было удобнее бить рукояткой, и несколько раз вмазал в суповую основу, на которую стало похоже лицо «белого халата». Медик умолк.
На ум не пришло ни одной цепляющей фразочки, ни одного тупого каламбура, чтобы практически секундная бойня приблизилась к своим киноаналогам. Два карлика - одна пыталась выбраться из-под придавившего ее человеческого тела, а второй осел на пол, прильнул к кровати и внимательно разглядывал дыру у себя в плече - просто молчали. Вместе с молчанием каждому становилось ясно, что именно произошло. Что и как это испортит им жизнь.
- Как думаешь, - пробормотал корчащийся от боли капитан, - нас было слышно?
Он ненадолго оторвался от изучения будущего шрама и посмотрел на напарницу. В крови и с еще не успокоившимся оскалом в половину рожи, она все больше начинала нравиться капитану.
Сраная валькирия...

+1

14

Мысли в голове карлицы отсутствовали, как будто их там никогда и не было. Ярость это всё, что сейчас двигало зелёной, и она не отдавала себе отчёта в том, что давно уже хрустнули хрящи трахеи под её рукой, а вторая только и откидывала в сторону куски, которые некогда были лицом бедного медика. Всё вопли и крики доносились до неё, как через воду, поэтому ничего не могло отвлечь её от этого акта ненависти, разве что:
- Ты можешь его заткнуть!?
Этот визг заставил её переместить взгляд на капитана, который был сначала в расфокусе, но он же стал возвращать Бонни на "землю". На секунду замерев, она проследила, как Стич "заткнул" вопящего не своим голосом медика, после чего стала выползать из-под несчастной жертвы.
Высвободившись, она окинула взглядом свою каюту. Её грудь всё ещё быстро вздымалась. Дыхание было  сложно успокоить, а то, что она видела вокруг себя, этому совсем не способствовало. Одни трупы. На секунду она потерялась, а лицо расслабилось. Наконец-то зубы скрылись губами, оставив снаружи только крупные клыки. То, что они натворили было слишком, но не сделай они того, что случилось, и обоим грозила тюрьма за контрабанду.
Чуть пригнувшись, она положила пальцы на смятую ей же шею медика. Пульс почти не чувствовался. Совсем скоро он умрёт.
Бонни смотрела на растекавшуюся под его головой лужу крови. Внезапно она увидела в ней себя и только сейчас посмотрела на свои руки, которые были испачканы кровью. Нижние были только забрызганы, но лучше ей от этого не стало. Вопросительно уставившись на Стича, она чуть сгорблено выставила вперёд свои окровавленные руки, как будто пытаясь найти помощь, но...
- Как думаешь, - пробормотал корчащийся от боли капитан, - нас было слышно?
...но не ей сейчас нужна была помощь.
Взяв себя в руки, зелёная выпрямилась, на секунду сжав кулаки, она стала вытаскивать гарнитуры из трёх мёртвых ушей, прослушивая каждую на всякий случай. Убедившись, что в них тишина, она бросила их на пол и наступила, ломая корпус. Но карлица не была тупой, она знала, что сломать пластик недостаточно. Покопавшись в обломках, она порвала три пары проводков, обернувшись к синему.
- Не знаю.. внутри была тишина, но теперь нас точно не услышат. Я выиграла немного времени. Если эти, - она окинула взглядом трупы, - кому-то потребуются, то сначала спишут тишину на поломку оборудования, но... Бригс должен заявиться. И он нам нужен.
Зелёная подошла к капитану и ровнее прислонила его кровати, стараясь как можно меньше тревожить плечо. Пока она сомневалась, можно ли назвать чемоданчик медиков удачей, при таких обстоятельствах, но, наклонившись, пододвинула его ближе и открыла. Честно, не всё было ей знакомо. Всё же, она занималась немного другим. Но в их времена многие проблемы решались просто. Не безболезненно, но просто. Схватив тюбик с гелем, который стимулирует рост  костей, она сочувственно посмотрела на капитана, натягивая резиновую перчатку на руку, которая выглядела на её руке, как варежка с пятью придатками, которые она заправила за резинку, чтобы не мешали.
- Будет больно.
Карлица зубами открутила тюбик и стала выдавливать на специальную одноразовую пластиковую палочку с утолением на конце. Заглянув внутрь, она так и не смогла отчётливо рассмотреть все участки костей из-за крови. Это осложняло ситуацию. Мазать придётся всё, чтобы не пропустить кости, а значит синему будет больнее, чем планировалось. Выдавив ещё мази на палочку, она двумя пальцами в резиновой перчатке раздвинула края раны и быстро засунула её внутрь так, что другой конец орудия врезался в кровать, пройдя сквозь тело синего. Морщась, она быстро провела по кругу, затем вытащила палку и выдавила ещё геля, снова засунув внутрь, чтобы промазать участки, на который, как ей показалось, было меньше геля. Вытащив палку, она откинула её в сторону, чуть подавшись назад, она приготовилась к тому, когда капитана поразит настоящая боль - когда начнут расти новые кости. Уши карлицы коснулись пола, осознав, что она не хотела бы оказаться на месте Стича.

Отредактировано Bonnie (26 Май 2017 05:44:14)

+1

15

Ешьте, дети, кальций, чтобы ваши кости были крепче, росли быстрее и могли справиться с лучом из лазерной винтовки. А еще лучше не позволяйте глупым взрослым направлять вас что-то, отдаленно похожее на оружие. Это опасно для жизни, этого нужно избегать всеми силами.
Не используйте, дети, костный гель без анестезии. Обязательно обратитесь к специалисту, возьмите у мамы или папы пару десятков кредитов на шприц с замораживающей субстанцией и ни в коем случае не слушайте тех, кто рассказывает, как это не больно. Врут.
И не будьте Стичем. Он презирал продукты, богатые кальцием, и предпочитал питаться всякой вредной дрянью, в которой только углеводы и жиры, нарастившее ему излишний вес и несколько язв желудка. Помимо этого, пренебрег всеми правилами поведения операции по ликвидации последствий перелома, доверился неквалифицированной напарнице, сейчас сочувственно смотрящей на буквально краснеющего от боли капитана «Аделаиды». Такой взгляд бесплатный, синий пират не отдал за него ни кредита. Сэкономил на здоровье и вот в какую неловкую ситуацию попал.
И вправду, синеухий упорно сдерживал копящийся в пасти вопль: вонзил ряд острых зубов в губы, разорвав их до мутной и густой крови; здоровой парой рук ритмично отбивал гулкую мелодию о пол; пытался не давать собирающейся под глазами влаге объединиться в позорную слезу, крупную, обязательно заметную. Пираты не плачут. Но кричат:
- Yu Porma dissy! Идиотская сделка. Идиотская станция. Идиотские люди. Как только мое плечо перестанет быть духовым оркестром, я найду одного из Болдуинов и посажу его на этот лазерный карабин!
Потребовалось пятнадцать минут, чтобы в Стиче стало на одну дыру меньше. Все это время он корчился, выпаливал одной затейливое ругательство за другим, пополняя словарный запас любого, кто мог проходить мимо раскрытой «Аделаиды». Прожженное лучом плечо еще болело, но даже к этому синеухий смог привыкнуть.
- Так… так-так… Бо, это охереть плохо, - чуть спокойнее подытожил капитан, - Радиомолчание сильно злит местных охранников, и если Бриггс вернется, а он вернется, то вместе с ним будет личная кавалерия. Я хорош, но не настолько, чтобы воевать со всем «Маяком». Нам нужно валить. В жопу сделку, свалим, продадим всю эту фруктовую шелуху где-нибудь на стороне и отправим заказчику обговоренную сумму. А дальше – на дно. На глубокое и темное дно,  - карлик приложил здоровую руку к виску, - Давай думать. Нужно открыть шлюз и вывести «Аделаиду» отсюда. До диспетчерской нам придется переться через весь ангар. Или… у тебя есть другие предложения? – Прежде чем поднять глаза, Стич утер их от соли.

0

16

Карлица сидела на полу, обхватив руками голову. Её синие глаза безразлично уставились в пол, пока капитан озвучивал их дерьмовое положение. Нижние руки упёрлись в пол, одна из них одновременно удерживала спрей, который восстанавливает мягкие ткани. Взгляд перебегал от одного неровного шва на полу к другому. Они изрядно вляпались. Три трупа не такая страшная проблема, но эти три трупа некогда работали на Альянс, а перейти дорогу последнему, значит перекрыть себе доступ во многие цивилизованные системы. Придётся валить туда, где таких преступников, как она или Стич столько, что среди них эти карлики сойдут и за мирных граждан. А зелёная туда не хотела. Вряд ли синий хотел ошиваться в тех системах. Поэтому есть смысл лететь в "Девять свободных колоний", что звучало сомнительно. Раньше Бонни мало имела с ними дел, поэтому в большинстве это для неё белое пятно.
- Да... - задумчиво промямлила в пол зелёная, но, осознав, что синий прекратил говорить, она задрала голову, дёрнув ушами. - То есть нет, будем рисковать, - Бонни кивнула и кинулась к капитану.
Её проворные ручонки ловко стянули пыльник с плеча Стича. Гель нужно было наносить внутри, а этот спрей действует быстро и, чтобы лечение прошло удачно, нельзя чтобы ему что-то мешало. Вряд ли кто-то оценит, если одежда врастёт в тело. Перехватив удобнее спрей, она поймала взгляд синего.
- Так больно больше не будет. Неприятно - может быть, поэтому держи себя в руках. Мягкие ткани растут быстрее, терпеть придётся не долго, главное не дыши, иначе мышцы сойдутся криво, тогда рука будет плохо слушаться и станет слабее. Готов? Задержи дыхание.
Зелёная споро распылила жидкость внутри раны и немного по краям, после чего прижала капитана к себе, чтобы оторвать его спину от кровати и прыснуть лекарством со стороны спины. Живо отстранившись, чтобы её шерсть не попала в зарастающую рану, она не без интереса смотрела, как сходятся мышечные волокна, обрастая сосудами, сверху всё покрывалось тонкой оболочкой глянцевого однослойного эпителия, соединительная ткань росла почти одновременно с кожей, поэтому её было тяжело рассмотреть. И вот спустя пару минут на месте сквозной дыры красовалось ровное круглое лысое пятно, которое постепенно зарастёт шерстью. Но это не сегодня и даже не завтра.
Зелёная поднялась, протягивая руку Стичу, чтобы помочь ему встать.
- Эту каюту нужно запереть так надёжно, как сможем. Времени на уборку тел нет, нужно торопиться в диспетчерскую... я быстро.
Бонни на бегу подхватила свой пояс с бластерами, который валялся возле мёртвого охранника, и направилась в ванну. Быстро включив воду, она кинула пояс на пол и залезла в лохань. Если их увидят в ангаре, то они могут избежать проблем, если она не будет вся в крови. Красные, а потом и розовые струйки сбегали по телу зелёной, исчезая в сливе. Её четыре руки остервенело перебирали шерсть, чтобы быстрее смыть с себя следы зверского убийства ни в чём не повинного медика. Мытьё заняло около двух минут, ещё минута ушла на то, чтобы хоть насколько это возможно обтереться полотенцем. Закинув пояс на плечо, карлица выбежала из ванны, чтобы найти капитана и сделать всё возможное, чтобы свалить с этого чёртового маяка.

0

17

К возвращению напарницы синеухий уже стоял на ногах и впихивал пистолет в тесную для него кобуру.
- Kweesta! - Стич брезгливо ткнул труп охранника ногой, - С каких пор они вообще конфискованное оружие не оставляют на входе, а уносят с собой? Уроды… я вот тебе точно говорю – Бриггс что-то заподозрил. Да черт возьми, тут бы любой понял, что мы не еду голодным детям колоний доставляем. Он вернется, - снова повторил Стич, чей голос впервые на памяти Бонни дал слабину, впрочем, ни зеленая, ни синий никогда так явно не чувствовали опасность быть пойманными или, что куда вероятнее, убитыми; этот страх быстро перебивал все чувства ощущения, и капитан чувствовал, как контроль над ситуацией быстро перестает принадлежать его лапам, - Ладно, - пытаясь звучать спокойно, сказал Стич, - Ты готова?
Он взглянул на отмывшуюся напарницу и не сдержал довольной улыбки:
- Тебе идет быть мокрой, - отпустил он комплимент очерченным влагой формам, - Идем.

Теперь, когда проход не загораживали громадные человеческие тела, пара неудачливых контрабандистов могла рассмотреть ангар. Широкое и от лица стоящих в проходе корабля карликов не имеющее границ «помещение» встретило синего и зеленого оглушительным гулом. Что их корабль, что их рост легко терялись на фоне многотонных погрузчиков, тащащих на себе широкие прямоугольные ящики, отмеченных разнящейся от оружия до продовольствия и лекарств гравировкой. Все машины, будто мошкара, тянулись к широко раскрытым «пастям» состыковавшихся с станцией линкоров. Рядом с погрузчиками суетились рабочие в своих оранжевых комбинезонах, гудящие и налетающие на этих работников механические грузчики, после чего где-то прорезывалась ругань, по всему ангару сновали люди и крупные звери – чаще парнокопытные, чьи морды как на подбор источали застрявшую где-то в кишечнике сосредоточенность и уверенность, - и все синели военной формой альянса. Казалось, что каждого гражданского или просто не заинтересованного в стрельбе по думающим телам согнали вглубь Маяка и заставили остаться там на несколько часов, чтобы не портить своим видом не по уставу демонстрацию альянсовой мощи. С громадой ангара случившаяся на «Аделаиде» сцена теряла свою значимость и размах.
Стич заговорил первым:
- - сглотнув подступивший ком, он попытался еще раз, - Если нас не раздавят, то мы сможем добраться вон туда, - синеухий указал пальцем на диспетчерскую вышку, невысокую башню, тянущуюся к высоченному потолку парой тонких антенн, - И я не представляю, что мы будем делать, когда там окажемся...

0

18

Сердце колотилось в зеленоватой груди, ей казалось, что все её движения недостаточно точны, что она как-то не ловко бежит по узким кишкам "Аделаиды", что пояс внезапно стал слетать с покатого плеча карлицы, что все её мысли путаются. Хотя путаться там было нечему: мысль была только одна - они в дерьме.
Оказавшись снова в каюте полной трупов, карлица впервые посмотрела на это чуть более трезво. Корабль был маленьким, но в целом такие карлики, как она и Стич, не чувствовали себя в "Аделаиде" заложниками клаустрофобии. Тем необычнее было видеть, как в тесной каюте было буквально некуда ступить от целых трёх человеческих трупов. Проворные руки Бонни быстро обыскали карманы охранника, выудив из них кредитную карту и запасную гарнитуру. С сомнением осмотрев единственное ценное содержимое, она засунула это в кармашек на поясе.
Капитан снова начал поминать Бриггса, который, если верить суевериям, должен был зайтись уже икотой, где бы он там не находился. Бонни подумала, что так Стич справляется со стрессом, который, очевидно, накрыл их обоих. Жаль, зелёная не могла просто молоть языком о существующей проблеме, чтобы охладиться. Ей нужно было действовать, но парадокс в том, что действовать было страшно. Только выхода у них не было.
Карлица кивнула и направилась к выходу, как её ушей коснулся сомнительный комплимент.
- В крови или так нормально?

Бонни неуверенно стояла на трапе, так и желая уйти в каюту, лечь спать, потом проснуться без трупов под боком, протереть глаза и зайти в кабину капитана, где она, сложив руки на груди, недовольно поинтересуется у маленького капитана маленького корабля не приготовил ли он товар к выгрузке. Но вот весь этот мир существ выше полутора метров окружал её, давя своими размерами, простором и силой, угрожая раздавить цветных карликов, которым очень не повезло со сделкой. Взгляд синих глаз беспомощно перебегал от одного человека к другому, от одного корабля к другому и к диспетчесркой вышке, куда указал Стич.
- У нас всё равно нет выбора... узнаем это на месте?.. -неуверенно закончила зелёная риторическим вопросом и спустилась с трапа. Бонни старалась избавиться от нервозности в походке и в целом, можно было сказать, что она чувствует себя довольно спокойно. Надеясь, что эта тактика не привлечёт к ней лишнего внимания, она посмотрела на капитана, чтобы убедиться, что он не выглядит, как нашкодивший пират. Путь, который выбирала эта парочка, лежал достаточно далеко от рабочих ангара настолько, насколько это было возможно, чтобы лишний раз не встречать на себе взгляд, но и не так сильно в тени и за техникой, чтобы не вызывать подозрений.
- Может включить запасную гарнитуру? Вдруг мы что-нибудь узнаем? - зелёная сомневалась в правильности этой идеи, но если вдруг там каким-то образом всплывёт, что отряд отправлен к "Аделаиде" они будут знать, что путь обратно им отрезан. Хотя что за бред..
Зелёная подняла голову к вышке, чтобы посмотреть, как долго ещё идти, и невзначай оглянулась, отметить, привлекают ли оно внимание и какого это внимание рода: простое любопытство к ушастым цветным карликом или изрядная доля подозрения.

0

19

Как бы сильно не вибрировал ангар от суеты внутри него и сколько бы людей и нелюдей не было вовлечено в, на первый взгляд, хаотичный процесс сборов, на пару несуразных карликов у гостей Маяка постоянно находилась свободная минута. Чаще они просто останавливались, идущий за ними, буквально подсознанием нащупывая препятствие, также притормаживал, толпа вздрагивала, будто по каждому телу пробегал легкий приступ кашля, и все больше глаз провожало Стича и Бонни. Часть просто посмеивалась, находя причуды Изученной Вселенной забавными и смешными, другая настораживалась, держа руку на пульсе и на чем-нибудь, чем можно бить по голове или из чего удобно стрелять по всему непривычному, оттого подозрительному и опасному.
Капитан «Аделаиды» привык к повышенному вниманию к своей маленькой персоне. И как бы его внутренности не сжимались, а сердце не пыталось своим стуком заглушить звенящий ангарный шум, внешне он был спокоен. Широкий – насколько позволяли короткие ноги – уверенный шаг, лицо без единой лишней эмоции и целеустремленность во взгляде. Выходя «в люди», Стич представлял, что он такой же «полноценный» индивид, у которого нет проблем с ростом, законом и тремя трупами в миниатюрной каюте. Синеухий расслабленно болтал руками вперед-назад и даже постоянным перебежкам от одного погрузчика к другому придавал вид естественный, задуманный самим Создателем. И несправедливо высокое население Маяка, не дождавшись от карликов хотя бы развлекательного представления (они даже не удосужились выехать на унициклах, на что тогда вообще смотреть?), быстро теряло к ним интерес и возвращалось к своей рутине. Так Стич вместе с Бонни добрались до диспетчерской, зашли за нее и остановились напротив железной лестницы, ведущей к закрытой выдвижной двери.
Пират повернулся к напарнице и вполголоса ответил:
- Да, надевай гарнитуру. Я не хочу вернуться на корабль и нарваться на группу обиженных охранников, - Стич поднял голову.
Справа от двери горела панель управления – стандартный механизм открывания/закрывания, принимающий только идентификационную карту. Сейчас по гладкому экрану растекался красный цвет. Губы пирата сложились в ожидаемое «Черт».
- Ну, воровка, - синеухий повернулся к Бонни и указал пальцем на заблокированную панель, - Твой выход. Или ты разбираешься с панелью, и мы заходим, или уже сейчас можно идти и сдаваться станционным смотрителям.

0

20

Гарнитура оперативно была извлечена из кармашка пояса. Бонни удерживала кнопку, пока на ней дважды не сверкнул зелёный датчик, давая понять, что гарнитура в рабочем состоянии. Зацепив за ухо, она прижала гарнитуру плотнее к голове, пару раз дёрнула ухом, чтобы убедиться, что так просто она не упадёт. Ожидаемо, что в зелёное ухо не полился поток информации, поэтому она покачала головой, давая понять капитану, что пока ничего не случилось.
Оказавшись перед лестницей, Бонни оглянулась на пройденный путь, чтобы убедиться, что никто не увязался за причудливыми карликами. Она прекрасно знала, какой диковинкой они были со Стичем. Она была такой диковинкой, пока синий не вытащил её с шахтёрской планеты. Чтобы как-то себя прокормить, карлица соглашалась на разную работу. Она чистила и убирала всё, что ей предлагали лишь бы не сдохнуть с голода, а когда зарекомендовала себя, как исполнительный и терпеливый работник, то её ждали незначительные "повышения". Так её пристроили в местный кабак, где она сначала убирала, потом разносила выпивку, а потом её посадили за барную стойку, когда хозяин понял, что посетителей привлекает в заведение не только дешёвая выпивка, но и необычная карлица. На той планете редко появлялся кто-то из других рас, а Бонни была не просто другой, она была редкой. Ведь так мало опау покидали Асблик. Она была диковинной зверушкой, которая могла налить выпить и ловко подкинуть стакан с бутылкой, не разбив их в дребезги. Развлечение для пьянчуг, не хватало только брать деньги за фото. Но потом появился капитан, лишив местных удовольствия мысли, что зелёный человечек не значит край, что можно выпить ещё.
Хвоста не было, и зелёная быстро вскарабкалась к замку, поманив синего, чтобы он сильно не выглядел, как пират, который стоит "на шухере".
- Я смогу, только смотри по сторонам.
Из кармана следом за гарнитурой показался небольшой свёрток. Развернув его, Бонни быстро пробежала по маленьким петелькам, вытаскивая небольшой (около десяти сантиметров) инструмент похожий на смесь колышка и лома. Уперев его сплющенный конец в основание замка, карлица выхватила нижней рукой бластер и убарила его рукояткой сверху, вгоняя металлическое остриё внутрь. Панелька отстала от стены, но не полностью. Заглянув в образовавшуюся щель, она едва заметно кивнула.
- Если Альянс подмял Маяк, то они явно сделали это недавно. Замок устаревший. Ещё год и такими можно только туалеты запирать, - она усмехнулась, - но он не так стар, как "Аделаида".
Вытащив ещё один инструмент похожий на гвоздь с регулирующейся толщиной острия, зелёная снова заглянула в щель настроила нужную толщину, она обернула резиновой "тряпочкой" рукоятку, и точным движением руки ткнула в нужное место, соединив регулирующиеся контакты. Одной из свободных рук она вытащила "болванку", которой в таких процедурах заменяла все эти электронные ключи и карты и провела ей в специальной щели. Секунда ожидания, загорелся зелёный свет, и дверь откатилась в сторону. Инструменты отправились на своё место, а одна рука Бонни прилепила маленький комочек чего-то непонятного к отогнутой панели и прижала её обратно к стене.

0


Вы здесь » Trinity world: The Winds of Freedom » Квестовый архив » Маршрут построен